Хороводы - страница 2

Молчите, струйки чисты,

И дайте мне вещать;

Вы, птички голосисты,

Престаньте воспевать.


Пусть в рощах раздаются

Плачевные слова!

Ручьями слезы льются,

И стонут дерева…


На утро Макар Силыч по собственному давнешнему обыкновению пришел на работу за Хороводы - страница 2 длительное время до начало рабочего денька. Он обожал утреннюю тишину собственного кабинета и позволял нарушать ее разве что, только тете Саше, которая, казалось, и не покидала никогда древнего флигеля.

Открыв входную Хороводы - страница 2 дверь и не зажигая в коридоре света, мурлыча для себя под нос что-то ветреное, Макар Силыч направился к собственному кабинету. Под дверцей директорского кабинета кто-то посиживал. Хормейстер в утренних сумерках Хороводы - страница 2 не сумел сходу рассмотреть лица человека. Подойдя ближе, он увидел, что это был Федя. Тот тихо посиживал на стуле во мраке коридора, сложив руки на сомкнутых коленях.

– Ого, Федор, это ты? – Опешил Хороводы - страница 2 Макар Силыч. – А я иду и думаю, что за привидение такое посиживает? Вроде только пригубил вчера для порядка и все. А ты чего тут в такую рань? Случилось чего?

– Случилось Хороводы - страница 2, Макар Силыч.

– Да ну! Ты меня не пугай. Проходи в кабинет, да выкладывай, что к чему.

Они вошли в кабинет художественного управляющего. Макар Силыч протиснулся своим огромным животиком на начальницкое место и жестом Хороводы - страница 2 указал Феде на стул. Федя остался стоять.

– Отпусти меня, Макар Силыч. – Практически умоляюще произнес Федя.

– Вот для тебя на! У нас только все начинается, областной конкурс на носу. Вчера таковой фуррор имели! Тебя Хороводы - страница 2, меж иным, лично отметили. Никуда я тебя такового тенористого не отпущу.

– Да мне на недельку-другую! Очень необходимо! А не отпустите, так убегу. Ах так перед Богом убегу! – И Федя, поискав по стенкам Хороводы - страница 2 очами, неискусно перекрестился на портрет товарища «господина Сгущенкина», висевший в красноватом углу.

– Ну на неделю это можно. – Успокоился Макар Силыч и здесь же снова посерьезнел. – А все таки, что Хороводы - страница 2 у тебя стряслось Федор?

– Вам скажу. Только вы никому не передавайте, чтобы не осмеяли.

– Гласи, Федор, не выдам.

Федя погрузился на стул.

– Давным-давно, Макар Силыч, я кое-где на одной из пьянок-гулянок совесть Хороводы - страница 2 свою обронил. Ну, обронил и ляд с ней. Оказалось, что и без нее жить можно… Так и жил. Всяко бывало, но не желаю я об этом на данный момент Хороводы - страница 2… А вчера после концерта она ко мне, вдруг, возвратилась ни с того ни с этого, совесть моя. Сама отыскала... И так мне гребостно на душе стало. Руки на себя наложить желал. Не вру. Маманю Хороводы - страница 2 свою старенькую вспомнил, сестренок. На Дону они у меня. 20 лет от меня им ни слуху, ни духу. Даже не знаю, как они там, живые ли?… Отпусти меня, Силыч, очень прошу Хороводы - страница 2. Повидать мне их нужно. Я ведь сейчас жить без этого не смогу.

– Оно естественно, Федор, какой разговор. – Растрогался шеф. – Пиши заявление. Две недели предоставим. Билеты либо чего там, ты гласи, не смущяйся, поможем… О нашем Хороводы - страница 2 разговоре я, естественно, никому не скажу, только напрасно ты на людей так думаешь, что смеяться, дескать, будут. Над таким разве смеются? Эх ты, горемыка.

– Да это я по собственной старенькой мерке, по Хороводы - страница 2 привычке. Вы уж извините.

– Да чего там… А совесть к для тебя совершенно не случаем возвратилась. Очищение души ты через музыку, через искусство принял. Вот и выходит, что ты Хороводы - страница 2 этой ночкой как будто поновой на свет народился. Ну, хорошо, Федор, ступай. Я Арчибальдовне скажу, чтоб отпускные для тебя к сроку выдала. Вот такие диезы и бемоли, Федор, да.

– Спасибо. – Кратко поблагодарил Федор и пошел Хороводы - страница 2 к двери.

– Слышь, Федя, – приостановил его у самой двери Макар Силыч, – а насчет твоего голоса я правду произнес. Люди его услышали и оценили. Без души голоса не бывает, в этом я уверен Хороводы - страница 2. Сейчас и ты к людям прислушивайся. Может в ком родную струну и услышишь. Не век же для тебя бобылем скитаться. Может, и детей твоих я еще понянчить успею.

Дверь за Хороводы - страница 2 Федей закрылась, а умудренный жизнью управляющий еще длительно, просветленно улыбаясь, смотрел на дерматиновый ромбик на ней, в то место, где в последний раз мелькнула Федина спина.

Федя уехал. Репетиции продолжились.

К положенному сроку, в Хороводы - страница 2 аккурат к Новенькому году Федя, как и обещал возвратился. Щеголяя шерстяными обновками, связанными ему сестрами, Федя охотно говорил, как он добрался до родного хутора, как сестры и маманя сначала не признали Хороводы - страница 2 его, а позже длительно рыдали у него на груди и как сам он рыдал, обнявшись с ними. Говорил, как поновой перезнакомился с бессчетной родней, сколько много у него племянников и Хороводы - страница 2 какие все они «путёвые» и ладные вышли.

– Все никак не могли осознать, бестолковые, мою новейшую должность. Ну, прям как я сначала. – Говорил Федя, посадив хористов в круг около себя. – Как услышали – тенор народного Хороводы - страница 2 камерного хора, так и затрясли губками, платочки ко рту понесли. За что ж, молвят, тебя, Феденька родимый, в камеру-то кинули, да еще петь там принуждают? А «кенором» ты, что все-таки Хороводы - страница 2 там, вместо птицы поешь? Так тебя что, молвят, Феденька родненький, из камеры твоей на побывку за примерное поведение отпустили? Ты уж там старайся, молвят, угождай начальству, глядишь, и совершенно отпустят. Вот веники-вареники Хороводы - страница 2! Черные они у меня, бабы-то, что с их взять? Один поп наш грамотный. Тот сходу все сообразил и зауважал. Я, гласит, Федор, в тебя всегда веровал. Даже, когда ты Хороводы - страница 2 на церковной ограде краской слово матерное написал, тогда и веровал. Откуда, говорю, отец, ты про слово это знаешь, что я его написал? А он гласит – знаю. Веровал в тебя, поэтому и не произнес никому Хороводы - страница 2 ничего.

Федя на миг замолчал и, отвернув к окну свое лицо, быстро-быстро заморгал наполнившимися влагой очами.

– Вот какая штука выходит… – Продолжил Федя, придя в себя. – Знал, гласит, и никому не произнес, так Хороводы - страница 2 как веровал и молился за тебя… В общем, крещение я принял у попка нашего, «сокамерники» мои. Как после такового нехристем ходить? В детстве-то мамка моя побоялась отца ослушаться Хороводы - страница 2 и меня прозвать. Батя-то мой покойный при сельсовете истопником состоял, сознательный был, вот и не разрешил… Вот и Силыч, снова же, гласит, что я поновой родился. Как тогда не прозвать новорожденного, а, православные Хороводы - страница 2?

Православные, растроганные Фединой исповедью, молчали.


10


Не останавливаясь на достигнутом, продолжали репетировать, шлифуя репертуар и оттачивая выполнение. На первой же репетиции, состоявшейся после Фединого возвращения в полном составе хора, сходу направила на себя внимание Хороводы - страница 2 другая, никому ранее незнакомая интонация и необычная чистота Фединого голоса, которая не могла не зачаровывать, всех, кто его слышал.

– Феденька, вы волшебство! – Вырвалось у чопорной Виолетты Арчибальдовны, когда стихли Хороводы - страница 2 последние звуки печальной песни о катастрофы юного купеческого отпрыска, получившего в дальной сторонке весть о погибели собственной возлюбленной.

– Федор Григорьевич, как это замечательно! – Сложив у груди ладошки, чувственно простонала дородная кассир Цветкова, с обожанием смотря Хороводы - страница 2 на растерявшегося от лишнего внимания к нему, Федю.

– Да это что? Вот в детстве я был голосистым. Меня даже доктор из Воронежа слушать приезжал, да только я… – Федя сокрушенно махнул рукою, вспомнив Хороводы - страница 2 что-то противное.

– Ничего, Федор, ничего. Того, что было, не воротишь, да и того, что может быть, не следует упускать. Так что все у нас с тобой впереди, юноша. –Внезапно для всех Хороводы - страница 2 и себе тоже, вроде бы намекая на то, что годы в жизни – не всегда главное и решающее событие, резюмировал Макар Силыч, записывая сорокалетнего Федю в юное сословие.

Без длительных Хороводы - страница 2 размышлений скоро Федю утвердили солистом.

За некоторое количество дней до Нового года, к Феде подошла Цветкова.

– Федор Григорьевич, – чуточку стесняясь произнесла Цветкова, которая совсем не сложно и просто все в жизни разделяла на темное и Хороводы - страница 2 белоснежное, не зная полутонов и не различая цветов и, оттого, никогда ранее не испытывавшая проблем в разговоре с людьми, – скоро Новый год, я вчерась дома ёлку наряжала… так остались игрушки… не надо Хороводы - страница 2 ли вам игрушек, Федор Григорьевич? Вы скажите, так я принесу.

– Федор Григорьевич… – Мечтательно протянул Федя. – Меня не считая тебя так никто не называл. А ты откуда знаешь, как меня по батюшке именовать Хороводы - страница 2, а, кросотка?

– А что мне тяжело в ведомость зарплатную было заглянуть? Скажете тоже! – Обиделась Цветкова. – Кассир я либо кто? Так необходимы вам игрушки, либо нет? А то я Вальке Кауровой отдам Хороводы - страница 2. Она уже спрашивала, меж иным.

Цветкова постаралась придать значение последним своим словам.

– Да у меня и елки нет… и не было никогда, веники-вареники. – Простодушно ответил Федя и сам опешил Хороводы - страница 2 этому внезапному открытию.

– Как не было? – Открыла рот Цветкова.

– А так и не было… Для кого?

– Ну я не знаю… положено ведь иметь елку на Новый год. В каждой семье должна быть, по другому какая Хороводы - страница 2 же это семья?

– Ну вот ты сама все и произнесла… кстати, как тебя звать-то по имени?

– Вера.

– Вот ты сама, Верунька, все и произнесла – в каждой семье. А у меня Хороводы - страница 2 она откуда? Никогда и не было.

– Никогда-никогда? – Сделала жалостное лицо Вера.

– Никогда-никогда.

– А я все равно, принесу. И елку принесу, папане скажу, он срубит. Должна быть елка. – С Хороводы - страница 2 некий злой решимостью произнесла Цветкова.

– Неси, раз должна. – Разрешил Федя.

– А куда нести-то? – Растерялась Цветкова.

– Дак сюда и неси.

– Хорошо, принесу.

На последующее утро Цветкова сдержала свое обещание. Сдерживать обещание ей помогали Хороводы - страница 2 отец – неразговорчивый, коренастый бородатый мужчина, служивший лесником в местном лесничестве, и мама – дебелая вечно охающая тетка с внимательными бегающими, как будто ощупывающими очами. Они шли к флигелю, где располагался хор, спозаранку цепочкой: впереди - счастливая Хороводы - страница 2 и отчего-то возбужденная Цветкова, держащая в руках картонку с игрушками, следом за ней, тяжело ступая по снегу подшитыми грубой кожей валенками и держа в охапке под рукою разлапистую ель Хороводы - страница 2 – отец, а за ним, повсевременно спотыкаясь и тихо причитая, держась за маковку ели, семенила мама. Отец Цветковой то и дело оборачивался вспять и цыкал на супругу, спроваживая ее домой, но та, хватаясь Хороводы - страница 2 рукавицами за лохматую маковку, как за спасительную соломинку, тараторила: «Я ж посодействовать, Егорша, что ты, я ж посодействовать. Куда ж такую огромину одному переть», – и в очередной раз споткнувшись и падая Хороводы - страница 2 в сугроб, отпускала дерево.

К их приходу Федя уже был на работе. В последние деньки он нередко задерживался после работы и не торопился домой, приходил же из дома, ранее обыденного; стал задумчив и Хороводы - страница 2 много курил в одиночестве. Когда процессия подходила к флигелю, Федя посиживал на лавочке у входа и медлительно курил.

– Федор Григорьевич! – Обрадовалась Цветкова. – А я иду и думаю, кто это в таковой ранешний час Хороводы - страница 2 здесь посиживает? А я, как и обещала, принесла вот…

Она чуточку смутилась и опустила глаза, замолчав. Подошедшие следом отец и мама встали, как вкопанные напротив Феди и вцепились в него Хороводы - страница 2 очами.

– А это папаня с маманей мои, помогать мне вызвались. Что, молвят, нам, доченька, дома-то посиживать? Подсобим для тебя малость.

Оторвав взор от Фединого лица, отец зыркнул на Цветкову и та, осекшись Хороводы - страница 2, замолчала. Воткнув ель в сугроб, отец все так же молчком, нетерпеливо затопал валенками, закряхтел и закашлял, бросая на свою супругу недлинные, но выразительные взоры. Та, спохватившись, отлепила свои глаза от Феди и затараторила:

– Оно Хороводы - страница 2, конечно, естественно. Что ж нам доченьке единственной тяжело посодействовать?

Отец исподтишка ткнул ее локтем в бок и мама замолчала. Так и не произнеся ни слова, лесник повернул назад, завлекая за собой супругу Хороводы - страница 2. Та, семеня следом за супругом, вполголоса, так, чтоб никто из сторонних не услышал, причитала:

– Святые угодники! Божьи праведники! Страшной-то какой, страшной-то, быдто разбойник! И годков-то, видать много отмахало Хороводы - страница 2 ему. Ой, что все-таки это творится на белоснежном свете!

– Цыц, Лукерья, раскудахталась! – Оборвал ее супруг. – Сама-то, за кого замуж выходила? То-то, баба. Так что, помалкивай в тряпку. Другие девки уже Хороводы - страница 2 по трое малышей имеют, а ты Верке все прынца ищешь. Заплутался твой прынц и волки его съели. Точка. Пусть сама решает. Верка, она не дурочка. У нее бабье чутье Хороводы - страница 2, ух какое! В кого только?..

Всю оставшуюся до дома дорогу мама Цветковой, не проронив ни слова, выразительно охала и вздыхала.

Вечерком, собираясь уходить домой, Цветкова, вроде бы доделывая то, что не успела сделать Хороводы - страница 2 за денек, кружила около вдумчиво сидевшего около окна студии Феди: то стулья поправит, то бумажку, кем-то оброненную, с пола подымет, то занавеску на окне выпрямит. Когда поправлять и распрямлять уже Хороводы - страница 2 было ровненьким счетом нечего, Вера, вроде бы спохватившись, произнесла:

– Ой, Федор Григорьевич, вы елку-то не забудьте, и игрушки тоже. Завертелась здесь, засобиралась домой, да отлично, что вспомнила… Может вам пособить чего нужно, елку Хороводы - страница 2 там нарядить либо еще чего, так вы гласите, не смущяйтесь, я помогу.

– Спасибо для тебя, Вера, да только не нужно, сам управлюсь. – Вяло отказался от помощи Федя.

– Ну, как понимаете, я же Хороводы - страница 2 от незапятнанного сердца. – Обиделась Вера.

– Ну, нежели от незапятнанного сердца и не побоишься убогости моего жилья, тогда валяй, помогай.

– Так я завтра и приду, Федор Григорьевич, утром и прибегу! Завтра ж ведь Хороводы - страница 2, суббота!

– Правильно, суббота. Запоминай адресок.

– А я и так знаю. – Произнесла Цветкова и здесь же спохватившись ойкнула.

– Ну, раз знаешь, тогда естественно… приходи… Слышь, Вер, еще чего желал сказать… Ты Хороводы - страница 2 бы звала меня просто по имени, а то как-то неудобно мне. Какой я Федор Григорьевич?

– Хорошо, Федор Григорьевич, буду по имени… так я побежала?

– Беги. – Обидно улыбнулся ей Федя.

– До завтра?!

– До Хороводы - страница 2 завтра.

Счастливая Верочка помчалась к выходу. Федя внезапно окрикнул ее у самой двери и она, не оборачиваясь, тормознула, в ужасе подумав, что Федя передумал.

– Вера, я у тебя спросить желал по Хороводы - страница 2 дружбе.

– Спрашивайте… вай, Федя. – Не делая поворот застыла Цветкова.

– Меня можно полюбить?

– Да что вы такое гласите, Федор Григорьевич! – Снова именовала его по отчеству оборачиваясь Цветкова. – Да вы понимаете, сколько наших дам желали бы Хороводы - страница 2…

– А вот ты, к примеру, Вера, могла бы?

– Да если б вы знали… если б ты знал, Феденька, родненький, как я… люб… лю. – выдохнула Вера и, чтоб не демонстрировать собственных слез Хороводы - страница 2, выбежала за дверь.


11


Новый год повстречали забавно, с размахом. Гуляли на славу, как никогда. Прогуливались друг к другу в гости, пели песни, катались с горок, лепили снежных баб, ели холодец и строили планы Хороводы - страница 2 на будущее.

Отшумели новогодние празднички и пришло время областного песенного конкурса.

К обещанной областным воротилой нелюдимовцам дате, сырьевого кризиса в Европе не вышло, так замечательно обретенные ими резиновые коврики никому Хороводы - страница 2 не пригодились и, с пришествием Нового года нелюдимовские прибыли на каждогодний областной конкурс чернее темных туч, с жестким намерением восполнить вред от неосмотрительной сделки взятием головного приза. Озлобленная решимость угрюмых только усилилась Хороводы - страница 2, когда они узрели соседей, облаченных в примечательные костюмчики, выполненные проворными руками их, нелюдимовских мастериц-рукодельниц. Сами же нелюдимовские артисты, почему-либо решили себе, что самым наилучшим сценическим костюмчиком для труженика села будет тот костюмчик Хороводы - страница 2, в каком он, фактически, и трудится. Смотря на собственных по-народному прекрасных соперников, собравшихся на конкурс со всех ближних и далеких уголков области, они только на данный момент поняли, какую ошибку в Хороводы - страница 2 очередной раз допустили. Нет, естественно, на их комбинезоны механизаторов и халатики птичниц никто не демонстрировал пальцем, им никто не хохотал в лицо, со стороны представителей других обществ не было даже намека на неуважение Хороводы - страница 2, но уж они-то, нелюдимовцы, старенькые завистники и первейшие насмешники, знали, как это выделяться в оборотную сторону, и как над этим можно потешиться.

Конкурс начался. О том, как он проходил, можно было Хороводы - страница 2 бы много увлекательного и захватывающе интереснейшего поведать, но, все таки, как ни пытайся, на бумаге нереально передать всего великолепия музыки и того, необыкновенного по силе и красе состояния души Хороводы - страница 2, которое правило на конкурсе и присутствовало в каждом из его участников. Ну и не об этом совсем наш рассказ.

Скажем только, что, пройдя все три шага конкурса и дойдя до его конца, руководимый Макаром Силычем Хороводы - страница 2 коллектив одолел. Принципиальной ли покажется тут обмолвка о том, что одолел он во второстепенной номинации «За наилучший дебют»? Наверняка, нет. Это нисколечко не омрачило радости самих артистов. Дебют, так дебют Хороводы - страница 2. К тому же, издавна ли они сами себя, как артистов, со хохотом принимали?

Не обошли призом и нелюдимовских. Как ни удивительно, но переживали они за собственный вид зря. Жюри не оставило без внимания их Хороводы - страница 2 костюмчики и присудило им особый приз «За нестандартный подход к созданию сценического образа».

Домой ворачивались в сумерках на большом комфортном автобусе, специально по этому случаю арендованном Кузьмой Андреичем в областном центре Хороводы - страница 2 для артистов. Всю дорогу артисты отрадно шумели и поздравляли друг дружку с фуррором. Притча, неописуемая притча, в которую им еще пока тяжело до конца поверить. Чувство сказочности произошедшего усиливал густой Хороводы - страница 2 снегопад, сыпавший по ту сторону окна автобуса. Любой из артистов по очереди подходил к Макару Силычу, с удовлетворенной вялостью расположившемуся на фронтальном кресле, и, как мог и, как повелела душа, изъяснялся в эмоциях Хороводы - страница 2 любви и благодарности к собственному руководителю. Мужчины прочно нажимали руку и тискали шефу плечо, дамы же, как и во все времена, не могли обойтись без объятий и поцелуев.

Митя, улыбаясь, глядел Хороводы - страница 2 в окно и задумывался, как оказалась права его умница Наташа. Все образовалось само собой. Все у их вышло. Не без упрямого труда, естественно. Но, ведь тем и радостнее победа! Что веселого в победе Хороводы - страница 2 дарованной? Победу заслужить нужно.

Только Федя и Вера Цветкова не воспринимали роли в общем веселье. Сидя на заднем сидение автобуса, Вера склонила свою голову на Федину грудь и спала. Федя, одной рукою обняв ее Хороводы - страница 2 за плечо, 2-ой осторожно, чтоб не разбудить, перебирал ее волосы и улыбался, как ребенок.

Прокатив бессчетное количество верст по заснеженной дороге, автобус, оставляя за собой снежные вихри, ворвался на улицы Хороводы - страница 2 древнего города и, как будто птица, помчался далее по ним, а потом растворился в снежной кутерьме.

Оставим городок и его обитателей тут у самой околицы. Им сейчас не до нас. Да вот, фактически Хороводы - страница 2 и вся моя нехитрая история. Остальное же, домыслите сами, если желание будет.

Нет. Постойте-ка еще минуту. Что это там показывается в мгле у дороги, при самом заезде в город? Каменная стелла Хороводы - страница 2. Видимо очень древная. Как это я ее не увидел ранее? Необычный герб, а под ним что-то написано: «город Хороводы, основан в…» далее не рассмотреть, запорошено снегом. Ну так вы сами и прочтете Хороводы - страница 2, когда надумаете посетить эти места. Заодно и узнаете, как там, да что у их сложилось. А для меня, не в службу, спросите – какова судьба резиновых ковриков, приобретенных нелюдимовскими на Наташиной Хороводы - страница 2 фабрике. Очень не дают они мне покоя. Ну заодно и привет от меня передайте. Так дескать и так, передаем, как просил. От кого, спросят, привет? Скажите, от Петрушкина. А если спросят, кто такой, так Хороводы - страница 2 и не разъясняйте, не надо. Оно так и лучше окажется, если не вспомнят.

20.11.2002г. - 29.11.2006г., Нерюнгри - Полтавская



horeografiya-i-ispolzovanie-sceni.html
horeografiya-originalnij-zhanr-solo-duet.html
horeorgafiya-1-variant-prirodnih-zon-proishodit-ot.html